написать

Дети играют в родителей

Дети играют в родителей
«Весь мир – театр, и люди в нем – актеры», помните Шекспировское? И ролей у нас сотни. В семье играем роль жены или мужа, матери или отца, в общении со своими родителями – роль ребенка, пусть и здорово повзрослевшего, на работе – роль подчиненного или начальника, коллеги. С друзьями – роль друга или подруги. В магазине мы покупатели, в банке – клиенты, в транспорте – пассажиры. Все это привычно, обычно и тривиально. А попробуйте сыграть новую роль, — и, кроме огромной дозы адреналина, вы получите еще и всплеск прозрения. Мир откроется новыми гранями, люди станут ближе и понятнее. И вполне вероятно, что многие неразрешимые проблемы рассосутся сами собой. Попробуйте.

Ниже вы прочтете рассказы нескольких мам, которые рискнули примерить на себя непривычные роли, и научили этому «фокусу» и своих детей.

«Дочки – матери»

Светлана

Утром я не смогла встать с кровати. Накануне дорвалась, так «наломалась» на грядках, что не согнуться – не разогнуться. «Мама, мама! Я сама выкатила велосипед на дорогу! Поехали кататься», — вбежала неугомонная дочка. Увидев, как я медленно, с гримасой боли, приподнимаю руку, чтобы поправить челку, дочурка категорично заявила: «Все, буду тебя лечить! Ты не вставай». «А завтрак?» — я вяло сопротивлялась. «Все приготовлю! Я буду мамой, а ты моей дочкой!»

Несмотря на ломоту в пояснице, это был, пожалуй, самый счастливый день в моей жизни (после рождения дочери). Настал момент «расплаты», после шести лет неусыпного вкладывания и заботы, я, наконец, получила опеку сама, увидела результат ненапрасных трудов. Судите сами. В этот день дочка научилась варить вполне съедобную кашу и первый раз, без капризов, съела полную тарелку (и как не съесть, если варила сама). Вечером дочурка, не любительница чтения, долго рылась в рецептах сладких блюд, читая список ингредиентов и способы выпечки, наконец, отобрала простенький рецепт печения и испекла его в духовке. Ох, как я нахваливала ее печенюшки, скрывая за возгласом восхищения очередной кусочек соды, попавший на язык. Дочка в этот день без напоминания выполнила все свои и не только свои обязанности по дому. Убралась, перемыла посуду, полила грядки и даже сходила на ферму за молоком, преодолев страх перед лающими на цепи собаками. И даже прополола грядку с морковкой, а когда она на волне хозяйственности ринулась гладить белье и на мои слабые увещевания оставить это опасное занятие, дочка удивленно заявила: «А кто, как не я? На мне же весь дом!»

Дочурка, побывав в роли мамы, кроме многих полезных навыков, научилась главному — ценить труд другого, поняла, насколько, оказывается, сложно выполнять на первый взгляд такие простые и повседневные дела. Поэтому она стала складывать одежду аккуратно, зная, насколько сложно ее гладить, доедать все до конца и сразу же ставить посуду в раковину и заливать водой, понимая, как трудно отмывается засохшая пища, убирать сразу же вещи на место, вместо того чтобы ежедневно раскладывать разбросанные предметы по своим местам.

Один день в роли мамы оказался в несколько раз более продуктивным в приобретении многих навыков, чем мои многолетние увещевания.

«Непослушная девочка»

Маша

А мы время от времени играем в игру «Непослушная девочка Маша». В роли Маши выступаю я. Мне безумно нравится чувствовать себя ребенком, никакой ответственности, делай, что хочешь. И вот я, идя по улице со своим пятилетним сыном, начинаю то клянчить у него мороженное, то перебегать на другую сторону улицы, то встаю, как вкопанная, не желая идти дальше. Я стараюсь его склонить к этой игре, когда мы по времени привязаны к чему-то. Например, идем в кино или на аттракционы, которые должны закрыться через час и вот этот цейтнот еще более усугубляет положение. Сын начинает тараторить, почему мы не можем именно здесь перейти улицу, почему нельзя поднимать фантики с асфальта и просовывать ногу в ограду забора. И я осознаю, что сын, оказывается, все понимает, коль так внятно все мне объясняет, а если сам этого не делает, значит, есть иная причина его непослушания. Меня озарило, что, наверное, ему не хватает внимания, и он вот таким неподчинением получает необходимую дозу любви.

И все чаще передавая ему роль ответственного, как мы стали называть «дороговожатого», я стала замечать, что сын стал более спокойно вести себя в общественных местах, — ему же надо отслеживать обстановку, принимать решения и следовать принятым правилам поведения.

«Взаправдашний магазин»

Виктория

А я после прочтения книг Никитиных с детьми стала играть в игру «Невнимательная мама». Мне нужно то помочь обойти лужу, то перейти дорогу, то найти место в кинотеатре, то вспомнить, что же в магазине нужно купить. В общем, я стараюсь как можно чаще «перекладывать» ответственность за что-то, до чего дети уже доросли, на их плечи.

Особой темой в наших ролевых играх выступает поход в магазин. При столь обыденном для взрослого мероприятии, скольким навыкам обучаются дети! Судите сами. Учатся анализировать и сопоставлять (при инвентаризации холодильника перед походом в магазин), учатся писать (рот составлении списка продуктов), читать (списки, вывески, указатели, ценники), ориентироваться (отделы супермаркета), общаться (с продавцами, кассирами), считать (сколько денег взять в магазин и в процессе расчета на кассе). Иногда я провоцирую детей, и предлагаю купить пять шоколадок, и дети вполне разумно мне объясняют, что тогда не хватит денег на апельсины, а фрукты полезнее конфет. Да, иногда бывают и промахи в наших «продуктовых» играх. Например, пятилетний сын, посмотрев на красивую упаковку и не взглянув на ценник, положит в корзину что-то очень дорогое и бестолковое, и обнаруживаем мы это только дома. Ох, как ему влетает от старшей сестры! И в следующий раз он подойдет несколько раз к сестренке, уточнит цену товара.

Иногда я оставляю детей в супермаркете одних, а сама ухожу, чтобы оплатить мобильный телефон. Экстремальные ситуации: потерялся, заблудился, мы с детьми разобрали и даже проиграли несколько раз. И перед каждым походом в магазин они повторяют: «Если потерялся, встречаемся у первой кассы».

«Мама в ясельках»

Раиса

Моя дочка каждое утро устраивала мне истерики по дороге в садик и при расставании, она обхватывала меня руками и билась в истерике. Как только я уходила, она убегала в группу играть с подружками. Вечером взахлеб рассказывала, как весело провела время в детском саду. И однажды я в сердцах сказала: «Как я тебе завидую! Как хорошо в садике! Никаких обязанностей. Играй, ешь, спи и снова играй». Дочка в ответ заявила: «Это, вам, взрослым хорошо. Вы что хотите, то и делаете. Сами всем распоряжаетесь!» «А давай сегодня махнемся! – предложила я, — «Я пойду в садик, а ты на работу, деньги зарабатывать». «Давай», — зашлась от восторга дочка.

По дороге я капризничала, хныкала, бесконечно ныла, что, дескать, не хочу идти в садик, там плохо, заставляют спать и доедать суп и Ваня снова будет в тихий час щипаться… Дочка тащила меня за руку. В группе я для порядка еще поныла. Воспитатели, раскусив мой «педагогический» трюк, подыграли, уговаривая хнычущую маму остаться в садике. Дочка погладила меня по голове и вышла за дверь со словами: «А я на работу, денежку зарабатывать»… И тут меня такой ужас обуял! Я представила, что дочка сейчас спустится, выйдет с территории сада на проезжую часть… А дальше? Кончики пальцев похолодели, ноги ватные, тут же я себя прокляла за неосмотрительность. Все же сдвинулась с места и спряталась за занавеску, чтобы отследить передвижения своего единственного ребенка. Дочка шла по дорожке вдоль здания садика, поглядывая на окна, у ворот остановилась. Это были, наверное, самые страшные минуты в моей жизни. Если она выйдет за ворота, я уже не успею добежать до нее и остановить. Если я побегу вслед за ней, тогда сегодняшний «концерт», все мои «капризы и нытье» были насмарку, дочка так ни чего и не поймет.

И вот моя кроха стоит у ворот, я за шторами. Кажется, идут не минуты, идет вечность… «Надо выстоять», — говорю себе. Не мозгами, а каким-то нутром, понимаю, что сейчас что-то важное происходит с дочерью, и я могу помешать своей неуемной материнской «любовью-опекой», если брошусь к ней. Воспитатели, оставив дела, и дети, побросав игрушки, все стоят у окна и смотрят на мою дочь. Благо на расстоянии она нас не видит.

Дочка разворачивается и бежит к дверям садика. С каким визгом, криками, улюлюканьем встретили ее малыши! Воспитатели ее обнимали, как родного ребенка, когда дочурка попала, наконец, в мои объятия, то так вжалась, словно мы с ней вечность не виделись. «Мама, а что я буду делать за воротами садика? Я же ничего не умею, Лучше ты пойдешь…» «Хорошо», — ответила я, — «Я пойду на работу». И быстро вышла, чтобы никто не видел моих слез и напряжения.

Как я и предчувствовала, этот день оказался переломным. Что-то сдвинулось в сознании дочери, может быть она поняла, что не так-то все просто, не все «игра – капризы», а может быть ее триумфальное возращение в группу, когда дети ее встречали, словно героя-астронавта, повлияло на нее, не знаю… Но страница утренних капризов и нытья была закрыта в жизни нашей семьи.

«День сурка»

Ольга

Мой сын был закомплексованным и очень стеснительным ребенком, и я «маялась» по этому поводу, не зная, как помочь. Мои увещевания «будь посмелее, поактивнее» успеха не возымели. Я придумала игру. Сын очень любит животных, и я много ему читаю о них, поэтому он хорошо знает не только среду их обитания, но и повадки. С утра мы решаем, какому животному мы посвятим этот день. Например, тигру. В течение дня сын, воплотившись в это животное, ведет себя, как тигр. Ходит медленно, вальяжно, на всех свысока поглядывает, он царь, поэтому, делает, что хочет. Придумывает и свой «рыкающий» язык. Другой день отводится роли обезьянки. Тогда мой ребенок становится шустрым, вертким, беспокойным, не сидит на месте, всем надоедает, прыгает и скачет.

Сначала мы играли только дома, потом какие-то элементы стали выносить на улицу. Если раньше сын стеснялся подойти к киоску с мороженным и протянуть деньги, как бы от себя, то теперь, в роли льва или шакала, он это делал легко.

«Будь смелее» раньше говорила я сыну, для него это был пустой звук, что значит «быть смелее»? За этой фразой для него ничего не стояло. Зато теперь я говорю: «Будь львом, будь медведем», а так как сын уже многократно эту роль сыграл, то он, понимая, что требуется, и одновременно снимая с себя ответственность (это же не он, а зверь) становится чуть смелее и раскованнее в общении с чужими людьми.

Появился и дополнительный интерес к миру животных. Сын потихоньку начал самостоятельно читать книги, с удовольствием сморит документальные фильмы, посвященные фауне, стал часто рисовать животных. Неоднократно мы с ним были в зоопарке и обошли все музеи, посвященные зоологической теме.

«А как ходит смелый человек, как смотрит человек, который ничего не боится, а человек — герой, он как разговаривает»? Потихонечку мы с сыном это обсуждаем, какие-то элементы проигрываем дома. Сдвиги есть, я понимаю, что не сразу, но поведение ребенка изменить можно, взрастив в нем уверенность.

«Если бы ты нес патроны»

Юлия

Прошлым летом мы жили на даче. Я недавно родила, и мой старший сын каждый день ходил к бабушке через три дома за обедом. В его обязанности входило приносить в кастрюльке первое и второе блюдо, и редко случалось, когда он что-нибудь приносил не пролитое, не уроненное. Папа однажды в сердцах воскликнул: «А если бы ты нес патроны?!» Ребенок просил пояснить мысль, папа все растолковал и с этого момента сын загорелся идеей — стать настоящим разведчиком. Он так и этак примерял на себя роль шпиона, тайного агента. Эта невинная игра помогла сыну справиться со своим тотальным невниманием, научила его концентрироваться на выполняемых действиях. Если он нес борщ в кастрюле, то представлял, что несет патроны, если пересекал веранду, на которой спал младший брат, то старался идти по-шпионски тихо, чтобы не скрипнула ни одна половица, если мы учили с ним стихотворение, то сын стремился его запомнить с первого прочтения, представляя, что это тайная шифровка, она не должна попасть в руки врага.

Раньше бывало, если я просила сына что-нибудь принести, он уходил и через минуту забывал, куда и зачем его послали. Теперь же я с «серьезным» видом отдавала приказ: «Для того, чтобы враги не узнали о нашей дислокации, требуется срочно снять подсохшее белье с веревки! Затем на огороде нарвать редиски, но по дорожкам передвигаться запрещается! Кругом враги! Следует разработать иной путь передвижения».

«Шпионские страсти» научили сына многим навыкам: запоминать дорогу, определенные действия выполнять уже самостоятельно, полагаться на свои силы, не теряться в новой обстановке, логически мыслить.

«Трое в комнате, или махнемся стульями»

Ирина

У меня двое сыновей – погодков, поэтому песни «Он первый начал…», «Я только хотел, а он…» звучат с такой периодичностью в течение дня, что на них уже не реагируешь, как на включенное радио. Устав от бесконечных ссор и выяснений отношений, я научила детей игре, к которой сама зачастую прибегаю, когда хочу разобраться в сложной ситуации. Я рисую в своем воображении безликую комнату и безликого человека, сидящего за столом. С другой стороны стола два стула, на одном сижу я и повествую о своей проблеме. Затем пересаживаюсь на стул напротив и уже стороны другого человека, того с кем у меня вышел конфликт, обрисовываю ситуацию с его точки зрения. Потом снова могу пересесть на свое прежнее место и что-то добавить, потом сажусь на место оппонента и что-то говорю. Я все проговариваю вслух и этот «обмен мнениями» продолжается до тех пор, пока каждому оппоненту добавить уже нечего. Потом я покидаю комнату, через некоторое время решение, как поступить в сложившейся ситуации, какое решение принять, приходит само собой.

Дети, обожающие перевоплощаться, справились с этой игрой. В начале один взахлеб рассказывает, «как он прав, а другой неправ», а потом та же ситуация обрисовывается глазами брата, и затем они меняются местами – стульями, каждый садится на место другого и описывает назревший конфликт с «чужой» точки зрения. Зачастую уже

и не требуется проводить «разбор полетов», потому что и так становится все ясно, если же нет, то направляющими вопросами я помогаю скорректировать назревшую проблему, аккумулировать главное.

Кстати, если раньше меня раздражало постоянное выяснение отношений «кто прав, кто виноват», то теперь я даже получаю удовольствие. Я выступаю не как арбитр, а как психолог. Я стараюсь научить детей самостоятельно, грамотно и цивилизованными способами разрешать конфликты.



Дети играют в родителей
Результат «примеривания» на себя новой роли дает ошеломляющий результат. Мы лучше начинаем понимать своих детей, их желания, помыслы и обоснованность их манеры поведения. Со своей стороны, дети начинают лучше чувствовать и разуметь нас. Взаимопонимание и доверие — это ключ к разрешению конфликтов.

Марина Саватеева

Комментарии (0) Вконтакте (0) facebook ()

Комментарии (0)

RSS свернуть / развернуть
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

Наверх